От редакции. Уважаемые читатели, мы начинаем публикацию работ участников Всероссийского Открытого конкурса по вопросам межнациональных и межрелигиозных отношений. Надеемся, что идеи, высказанные участниками Конкурса, не только найдут благодарную аудиторию, но и послужат локомотивом для разворачивания дискуссии по затронутым вопросам.

* * *

Глобальная ситуация социально-экономической нестабильности актуализировала ряд противоречий в общественном сознании, незамедлительно отразившихся на жизнедеятельности современников. Например, интенсифицировались международные миграционные потоки. В частности, за последние 5 лет количество иммигрантов, прибывших в Россию, возросло в 3 раза (Федеральная служба государственной статистики). Столь массовый характер миграционных процессов делает очевидным актуальность научных исследований адаптации и аккультурации мигрантов на принимающей территории.

При этом повышенного исследовательского интереса требуют приграничные и поликультурные территории, к которым относится Калининградская область. Специфическое геополитическое положение этого региона определило стабильный миграционный прирост и, как следствие, яркие социально-демографические особенности: многонациональный состав населения складывается преимущественно за счет переселенцев из стран СНГ (Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Калининградской области). Интенсивная динамика прибывающего в область населения обостряет проблемы идентификации с территорией-реципиентом и, как следствие, свидетельствует о нарастающей угрозе государственной безопасности.

В современных исследованиях территориальной подвижности населения разных стран отмечается не только многомерность социально-экономических предпосылок миграции, но и подчеркивается важность смягчения психологических проблем национальных меньшинств, оказавшихся в новой доминирующей культуре. Так было обнаружено, что мигранты испытывают дефицит безопасности (Юревич, 2015), не удовлетворены собой (Плющ и др., 2014), ориентированы на социальное одобрение и тревожны (Гуревич, 2005). При этом особенно важно научно обоснованное сопровождение адаптации к новой среде молодежи, поскольку именно эта категория населения является стратегическим ресурсом и фактором социального прогресса. К тому же, ключевым периодом в жизни человека является юношеский возраст (примерный диапазон 15-23 года) – в это время происходит жизненное самоопределение, развитие рефлексии, планирование будущего, формирование целостного переживания себя и своей жизни. Также на этом жизненном этапе наблюдаются важные особенности социальной ситуации развития, а именно – происходит смена детерминации развития и человек становится источником собственной активности, учится быть субъектом жизнедеятельности и превращать собственную биографию в предмет практического преобразования.

Выбор учащихся в качестве объекта настоящего исследования обусловлен тем фактом, что учебный период является стрессогенным для субъектов образования ввиду систематической сдачи экзаменационных испытаний, возникшей необходимости строить жизненные планы и неизбежности интеграции во взрослую жизнь. При этом группу повышенного психолого-педагогического внимания составляют «нестандартные» ученики – проявившие выдающиеся способности, имеющие ограниченные возможности здоровья и иностранные граждане (ФЗ «Об образовании в РФ»). В данном исследовании остановимся подробней на последней категории учащихся.

Для молодых иммигрантов обучение в принимающем обществе осложнено рядом обстоятельств: острые стрессовые расстройства  (Г.У. Солдатова, Н.В. Тарабрина, Л.А. Шайгерова), в том числе так называемый «стресс аккультурации» (Р. Аннис, Дж. Берри, Дж. Вестермайер) и  культурный шок (К. Оберг),  ностальгия (К. Ясперс), социальная депривация (Дж. Боулби) и изоляция (С. Бочнер, А. Фэрнхем), фрустрация ожиданий (Т. Гурр), кризис социальной идентичности (Х. Тайфел, Дж. Тарнер), и обреченность занимать маргинальное положение в принимающем обществе (Р. Парк, Э. Стоунквист) (Психология беженцев и вынужденных переселенцев, 2001; Психологическая помощь мигрантам, 2002).

Эти факторы определяют целесообразность научно обоснованного содействия адаптации учащихся-мигрантов на территории РФ.  Своеобразную группу риска составляют лица юношеского возраста в связи с тем, что на данном жизненном этапе происходят сложные процессы обретения идентичности (Э. Эриксон), а смена привычного культурного фона служит отягощающим для этого обстоятельством. Именно обстановка миграции придает вопросам «кто я такой?» и «на что я способен?» злободневный характер.

Подходящей средой для оптимизации адаптации к новым жизненным условиям на данном возрастном этапе может являться образование в случае его психологической безопасности (Г.М. Андреева, И.А. Баева, Л.Ф. Бурлачук, В.А. Дмитриевский, И.В. Дубровина, Б.Ф. Ломов, Е.В. Опевалова, А.А. Реан, Л.А. Регуш, Д.И. Фельдштейн, Д.Б. Эльконин и др.), что предполагает благополучную стратегию развития личности (удовлетворенность отношениями с субъектами образовательного процесса, чувство собственного достоинства, эмоциональный комфорт, инициативность, активность и самостоятельность вместе с готовностью получать поддержку и просить о помощи) (Баева, 2002). Кроме того, что безопасность является фундаментальной потребностью индивида и ее фрустрация может приводить к стагнации личностного роста (А. Маслоу, К. Хорни), многократно замечено – нарушение психологической безопасности в образовании продуцирует девиантное поведение учащихся (И.А. Баева, Г.О. Галич, О.А. Елисеева, Е.В. Змановская, И.Ю. Махова, Л.Ф.Обухова, В.А. Пимонов, В.В. Рубцов, Т.П. Скрипкина, Е.Т. Францкевич и др.). Более того, позитивное восприятие академической среды мигрантами может служить гарантом государственной безопасности в отсроченной перспективе: выявлено, что именно молодежь отличает предрасположенность к экстремизму (Масалимов и Габдулхаков, 2002) и повышенная готовность к вовлечению в террористические организации (Журавлев и Юревич, 2016), а в процессе обучения иммигрантов открываются широкие возможности для превентивного противодействия вербовке агентами международного терроризма (Симаева, 2017). Тем не менее, на сегодняшний день сложился явный дефицит исследований, посвященных выявлению психологических механизмов адаптации учащихся-иммигрантов.

К тому же успешность интеграции мигрантов, прежде всего, зависит от готовности к принятию со стороны большинства. В противном случае, обострение дихотомии «свои – чужие» приводит к социальной изоляции и депривации (С. Бочнер, Дж. Боулби, А. Фарнхам, Т. Гурр и др.), провоцируя психические расстройства среди меньшинств (Психологическая помощь мигрантам, 2002). Также невозможность занять удовлетворяющую социальную позицию может приводить к снижению академической успеваемости, ухудшению психологического комфорта, развитию враждебности и отклоняющихся форм поведения. Исходя из вышеизложенного, целесообразно сфокусировать исследовательскую работу на оптимизации регуляции благополучия учащихся-мигрантов в многонациональном обществе.

К тому же, по сей день не проводилось эмпирических исследований, посвященных выявлению психологических механизмов адаптации и развития личности учащихся-мигрантов в российском образовательном пространстве. Предположительно, современная система образования в РФ не учитывает особенности и потребности членов территориально мобильных семей. Следовательно, проблема создания поликультурной образовательной среды остается чрезвычайно актуальной.

Организация эмпирического исследования

С целью выявления психологических механизмов регуляции социально-психологической адаптации мигрантов, обучающихся в образовательных учреждениях Калининградской области, нами был организован сбор эмпирических данных. Выборку исследования составили 178 лиц, приобретающих образование различного уровня (38 % получают общее образование в массовых школах, 15 % от  выборки — представители среднего профессионального образования, еще 47 % обучаются в вузах). Возрастной диапазон оптантов колеблется от 15 до 23 лет (42 % юношей и 58 % девушек). Среди опрошенных оказалось 69 иностранных мигрантов (38,7 % от общей выборки). В эту подгруппу отнесены респонденты, указавшие в качестве своей родной страны такие государства, как: Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдавия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина. Стаж их проживания в Калининградской области на момент обследования варьируется от 2 месяцев до 10 лет.

Для сбора эмпирических данных использовались: анкетирование, опрос, тестирование («Опросник социально-психологической адаптированности»  А.К. Осницкого, «Интернациональный индекс субъективного благополучия» Е. Углановой, «Многомерная шкала перфекционизма» И.И. Грачевой  и «Кто я?» М. Куна и Т. МакПартленда), анализ объективных результатов деятельности (академическая успешность), социометрия, а также проективная вербальная методика «Незаконченные предложения».

Для обработки полученных данных применялись математические методы обработки данных (контент-анализ, сравнение независимых выборок, корреляционный, факторный и регрессионный анализы) посредством пакетов компьютерных программ SPSS Statistics 19 и STATISTICA 6.0.

Анализ и обсуждение результатов

В результате обнаружена детерминация успешной адаптации учащихся из национальных меньшинств объективными (возраст и уровень приобретаемого образования) и субъективными факторами (удовлетворенность жизнью, принятие себя и других, психологическая защищенность, позитивная идентичность, представления о благополучии и ожидания от своей жизни) (Новгородова, 2016; Новгородова, 2017).

Учащимся-мигрантам свойственны следующие яркие особенности: диффузная идентичность, недостаточная социально-психологическая адаптированность, «полярные» социометрические статусы (занимают либо лидерскую позицию в учебном коллективе, либо отвергнуты сообществом сверстников), демонстрация субъективной удовлетворенности различными аспектами своей жизни, завышенный перфекционизм и затруднения в вербализации собственного отношения к себе и миру.

Проведенное исследование продемонстрировало, что в процессе управления качеством жизни учащихся имеет место следующая зависимость: дезадаптация снижает степень субъективного благополучия индивида посредством диффузной идентичности и не принятия в учебном коллективе. Это позволило построить модель психолого-педагогического сопровождения учащихся из числа национальных меньшинств. Данная модель содействия адаптации иммигрантов предполагает содействие оптимизации самоотождествлению, самопринятию и субъективному благополучию личности.

Следовательно, содействие развитию дифференцированной Я-концепции и принятию себя и других позволить снизить стрессовые переживания и обеспечить оптимальный (умеренный) уровень благополучия. В качестве генерального психологического ресурса, позволяющего индивиду регулировать собственную адаптацию, нами рассматривается принятие.

Признание ценности принятия себя и окружающего мира имеет многовековые философские и религиозные корни. В наши дни эта идея описана в качестве кольцевого механизма, включающего взаимосвязь и динамику принятия себя и другого (Bernard, 2013; Lowdon, 2011; Williams & Lynn, 2010; Орлов, 2002; Хазанова, 1993). Теория «кольца принятия» заключается в следующем: переживание безоценочного принятия со стороны окружающих способствует развитию самопринятия, это дает основу для принятия другого человека, что способствует углублению самопринятия этого другого. Затем цикл повторяется с нарастающим эффектом.

 

Выводы

Научная новизна проведенного исследования заключается в следующем: 1) разработка оригинальной модели поддержки адаптации учащихся-мигрантов в образовательной системе принимающей страны; 2) комплексное исследование факторов благополучной адаптации молодых мигрантов, сочетающее объективные и субъективные переменные; 3) эмпирически верифицированная структура факторов социально-психологической адаптации, специфичная для учащихся-мигрантов.

Полученные результаты позволяют вскрыть психологическую специфику адаптации молодых мигрантов, углубить научные представления об оптимизации аккультурации человека к новой среде жизнедеятельности, внести разъяснения в вопросы регуляции качества жизни современной молодежи, а в перспективе – содействовать снижению напряженности и гармонизации отношений между представителями разных наций. Итоги исследования представляют потенциальный интерес для психологической, педагогической и социальной работы, а также будут полезны при разработке учебных курсов по психологическим дисциплинам. Обнаруженные сведения могут оказать существенное влияние на развитие социальной, возрастной и общей психологии.

Обнаруженные в ходе работы данные позволят выявить и прогнозировать особенности регуляции благополучия представителей разных культур. Прагматическую ценность представляют рекомендации по оптимизации адаптации учащихся-мигрантов. Открываются широкие перспективы для прикладного применения в работе практических психологов, а также в политике повышения качества жизни современных молодых людей. Итоги работы внесут вклад в совершенствование психолого-педагогической работы, поскольку учет качественных характеристик субъективного благополучия учащихся из территориально мобильных семей позволит специалистам помогающего профиля грамотно выстраивать стратегии социального взаимодействия.

 

Список литературы

  1. Bernard M.E. The strength of self-acceptance: theory, practice and research. Melbourne: Springer, 2013.
  2. Lowdon R. Perfectionism and acceptance perspective taking and implicit beliefs. PhD dissertation. Edinburgh, 2011.
  3. Williams J.S., Lynn S.J. Acceptance: an historical and conceptual review // Imagination, cognition and personality. 2010. V. 30. № 1. P. 5-56.
  4. Баева И.А. Психологическая безопасность в образовании: монография. – СПб.: Изд-во «СОЮЗ», 2002.
  5. Гуревич А.М. Мотивация эмиграции. СПб.: Речь, 2005.
  6. Журавлев А.Л., Юревич А.В. Социально-психологические факторы вступления молодежи в ИГИЛ // Вопросы психологии. 2016. № 3. С. 16-28.
  7. Масалимов Р.Н., Габдулхаков Р.Б. Молодежный экстремизм: понимание и профилактика // Ceteris Paribus. 2016. №10. С. 54-58.
  8. Новгородова Е.Ф. Качество жизни подростков-иммигрантов // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. — 2016. № S. С. 297-300.
  9. Новгородова Е.Ф. Специфика гражданской идентичности учащихся-мигрантов // Молодой ученый. — 2017. — №15. — С. 540-543.
  10. Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики: учебное пособие. М.: Издательский центр «Академия», 2002.
  11. Плющ А.Н., Басманова Н.И., Лисневская А.А. Связь субъективной картины мира с миграционными намерениями // Вопросы психологии. 2014. № 6. С. 52-64.
  12. Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис идентичности / под ред. Г.У. Солдатовой. М.: Смысл, 2002. — 479 с.
  13. Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований и практической работы / под ред. Г.У. Солдатовой. М.: Смысл, 2001. — 279 с.
  14. Симаева И.Н. Дети-мигранты в системе образования России: новый тренд научных исследований // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Филология, педагогика, психология. №. 1. С. 84-90.
  15. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Калининградской области. URL: http://kaliningrad.gks.ru
  16. Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru
  17. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» № 273-ФЗ от 29 декабря 2012 года с изменениями 2017-2016 года
  18. Хазанова М.А. Феномен принятия в психологическом консультировании // Вопросы психологии. 1993. №2. С.49-54.
  19. Юревич А.В. Психологическое состояние современного Российского общества: новые оценки // Вопросы психологии. 2015. № 2. С. 32-45.