Выдающийся немецкий философ Иоганн Готлиб Фихте излагает свою концепцию государства в книге, которая носит название «Замкнутое торговое государство». В своей работе он старается описать государственное устройство со всех сторон, затрагивая ведение сельского хозяйства, промышленность и торговлю, экономические вопросы, международные отношения и правовые основы. В своем проект он пытается построить план грядущей, реальной политики, отмечает особую важность государственного регулирования, определяет причины, побуждающие к началу войн. Эту утопическую картину Фихте мечтал осуществить в Пруссии, единственном подходящем государстве, которое, по мнению философа, имеет гораздо больше перспектив по сравнению с Англией или Францией. Такие надежды на выбранного кандидата автор возложил, опираясь на историю страны (опыт в проведении мощных преобразовательных реформ, способных вывести страну из кризиса) и новое сильное правительство. Именно с этой доктриной Иоганн Готлиб Фихте обратился к правительству Пруссии, что, впрочем, было не редкостью среди утопистов.

В современных политических условиях идея космополитизма больше не играет решающей роли, она уступает дорогу националистическим идеям. Важно понимать, что здесь нет места шовинистским мотивам, скорее речь идет о том, что народы многих стран желают видеть себя на международной арене самостоятельными и независимыми. Так, например, ситуация с басками на севере Испании, которые точно формулируют свою позицию и требования, имея на это полное право. Утопичность идей Фихте очевидна, также очевидна и невозможность построения такого общества. В своей статье я хочу подчеркнуть, что в попытках построить идеальное национальное государство многие утописты, а в данном случае, Фихте, ходят по лезвию ножа. В его случае, идеальное государство является ещё и закрытым. Говоря о государстве Фихте, мы имеем дело с тем, когда абсолютная свобода становится абсолютной несвободой.

Обращаясь к современным политическим условиям, мы можем наблюдать аналогичные попытки добиться государственного устройства, отдаленно напоминающее «фихтевское». Например, политика России, направленная на сохранение национальной идентичности, когда многие ощущают дежавю железного занавеса, трудности или невозможность выезда в соседнее государство. По моему мнению, современные утописты должны были давно убедиться в том, что общество, где провозглашены всеобщее равенство и свобода невозможно, поскольку оно, так или иначе, придет к классовому порядку.

Написание «Замкнутого торгового государства» — 1800 год, приходится на переходное время, когда все осознали несостоятельность идеи всеобщей европейской революции, когда французское послереволюционное общество, борющееся против буржуазной эксплуатации,  не стало просветительским идеалом. Неудивительно, что именно в это время Фихте пишет свою утопическую работу, поскольку в нем бушевали непонимание царившей классовости и разочарование в способностях революции, поэтому «Замкнутое торговое государство» —  манифест против подобного развития общественных отношений. «Замкнутое торговое государство» — это программа радикальной, на мой взгляд, государственной реформы, осуществимой, однако, лишь в отдельно взятой стране. Здесь Фихте в своей философии слишком далек от жизни, его воззрения искусственны и практически сомнительны, политическая теория Фихте излишне научна и теоретезированна.

Красной нитью через всю его работу проходит идея свободы. Он рассматривает ее правовые основания, политические и экономические условия её реализации. И его замкнутое торговое государство выступает неким инструментом достижения этой всеобщей свободы. Но можно ли говорить о свободе в контексте проекта замкнутого торгового государства?

Большое значение Фихте придал государственному контролю, которое распространялось на все стороны жизни общества. В этом ключе я бы хотела привести высказывание И.Г.Фихте: «…назначение государства состоит, прежде всего, в том, чтобы дать каждому свое, ввести его во владение его собственностью, а потом уже начать ее охранять» [3, c. 121]. Так, в социальной структуре на основе вида деятельности были выделены определенные сословия: производители, мастера, торговцы, чиновники, армия, полиция. Численность этих сословий подвергалась строгому рациональному контролю, с целью поддержания баланса. Например, сословие производителей должно производить столько продуктов питания, сколько необходимо для удовлетворения потребностей других сословий, в случае нехватки продуктов, к сословию производителей добавляют дополнительных лиц. Такая же ситуация обстоит и в сословии мастеров, а именно, их число соответствует объему сырья для обработки. Принцип, предлагаемый Фихте, полностью исключает переход человека от одного сословия к другому по собственному желанию, если набран полный численный комплект. Таким образом, сфера свободной деятельности в своей основе исключает свободный выбор этой деятельности. Данная социальная структура, по мнению мыслителя, способствует восстановлению и полноценному функционированию национальной экономики, независимой от других стран и ситуации на международной арене.

Второе название «идеального» государства Фихте – «Государства законов и индивидов», оно было дано не безосновательно. Такой форме государственного устройства крайне важно сохранять внутреннюю стабильность и заранее предупреждать ситуации, способные в той или иной мере подорвать сложившийся уклад. Для чего создан жесткий аппарат принуждения и исполнения, следящий за исполнением законов, как граждан, так и органов власти. В случае неповиновения предусмотрены определенные меры и система наказаний за преступления. Очевидно, что этот механизм работает в любом государстве, заботящемся о своем благополучии, но у Фихте в условиях замкнутости он напоминал полицейскую казарму.

Я солидарна с Борисом Петровичем Вышеславцем, русским религиозным мыслителем, в том, что «Замкнутое торговое государство Фихте, с его цеховыми иллюзиями, имеет в себе очень много от того казарменного коммунизма, относительно которого Маркс предостерегал некоторых теоретиков уравнительства». На этот счет высказалась Пиама Павловна Гайденко, поддерживая точку зрения Вышеславцева: «И в самом деле, идея равенства, составляющая альфу и омегу уравнительного коммунизма, играет большую роль в миросозерцании Фихте. А именно она-то в первую очередь и требует «замыкания» идеального государства, так же как и постоянного вмешательства политической власти в экономическую жизнь общества».

Атмосфера, царящая в замкнутом торговом государстве, далека от демократии, здесь нет места плюрализму, паритету и мнениям снизу, государство жестко контролирует своих граждан, сосредотачивая в своих руках все рычаги управления, начиная с экономической сферы и заканчивая личной жизнью гражданина.

Многие скажут, а как же тот факт, что в замкнутом торговом государстве всё общество обеспечено работой, удовлетворены первостепенные потребности граждан, элита не паразитирует на низах. Безусловно, это положительные моменты, которые говорят о равенстве и социальной справедливости, а вовсе не о свободе человеческой личности. В идеальном государстве наличествует полная регламентация всей жизнедеятельности  граждан: указание на выбор рода деятельности, установление цен на продукты, контроль над обменом товаров, полный запрет на перемещение за границу государства. Граждане буквально законсервированы в этой стране. О каком праве на свободу может идти речь?

Политическая теория Фихте парадоксальна, изначально движимый идеей всеобщей свободы, философ приходит к полному отрицанию свободы индивида и общества в целом. Очень точную аналогию провела П.П. Гайденко, сравнив его теорию с  французскими революционерами, которые во имя равенства и свободы совершали насильственные действия и террор.

Готлиб Фихте ослеплен своей идеей свободы настолько, что не замечает, как переступает все мыслимые и немыслимые барьеры, идя наперекор всем принципам и правилам человеческой природы. Он пишет: «Пусть даже погибнет человечество, но восторжествует справедливость». Фихте руководствуется принципом – идея ради самой идеи, а не ради всеобщего благополучия.

Фигура Фихте весьма противоречива, отсюда и противоречивость его взглядов. Изначально, до написания своего проекта идеального государства, он был близок в своих идеях к теории договорного построения государства, сторонниками которой выступали Джон Локк и Дэвид Юм. Фихте, наравне с ними, признавал право на свободу, на собственность, как естественные и неотъемлемые. Ратовал за то, что каждый земледелец и житель государство должен иметь это исключительное право. Однако, в 1800 году его позиции в этом вопросе меняются и он публикует своё «Замкнутое торговое государство». Книга Фихте не была воспринята положительно, многие ее не поняли и не оценили по достоинству. А ведь в перспективе эта небольшая работа стала настольной книгой и путеводителем в вопросах государственного изоляционизма для правителей некоторых держав. Впоследствии публикуемые новые работы Фихте выступили некой антитезой того, что высказывалось им в «Замкнутом торговом государстве» («Основные черты современной эпохи» 1806г., «Наставление к блаженной жизни» 1806г.) Например, его отношение к военным действиям трансформировалось от «всеобщего мира» к «войне быть». Многие связывают такой переход с международной политикой Пруссии, к которой Фихте прикипел всей душой. Оно показало себя, как активное военное государство. В конечном счете, историософия Фихте стала далека от реальности, он просто использовал историю, как некий инструмент, в своих интересах